Как Альфонс Муха изменил театральную афишу

myha2

Как и многое в этой жизни всё началось со случайности. В канун Рождества 1893 года Альфонс Муха остался в Париже единственным «достойным» художником, который ещё не успел уехать на каникулы. С ним связался владелец типографии де Бруноф. Он задал ему только один вопрос: «Мой дорогой Муха, только что мне позвонила Сара Бернар. Ей нужен рекламный плакат для постановки. Он должен быть готов к утру новогоднего дня. Вы когда-нибудь делали что-либо подобное?». Муха честно признался, что никогда ничем подобным не занимался, но попробует свои силы. В этот же вечер он отправился на представление. Уже 27 декабря был готов эскиз, а 1 января на улицах висели афиши «Жисмонды». 

myha3

Создавая афишу для выступления великой актрисы, художник неожиданно перевернул все существовавшие до этого каноны. Дело в том, что ранее размер таких плакатов диктовался исключительно размером типографского камня, который использовался для печати. Муха же придумал укладывать рядом два узких сегмента, которые образовывали длинную стройную фигуру. Созданные им листы были такого размера, что позволяли изображать фигуры героев в полный человеческий рост.

Работы художника привели в ярость директора театра «Ренессанс», однако сама Сара Бернар пришла в неописуемый восторг и немедленно заключила с Мухой пятилетней контракт – он смог показать её величественной. Дело в том, что новый формат афиши удачно подчёркивал её стройность, придавая актрисе сходство с ожившей статуей. Как впоследствии напишет сын Мухи Иржи, отец воспринимал Сару на сцене как символ, недосягаемую мечту, такими же он изображал своих героинь своих работ. 

myha4

На долгие годы Альфонс Муха стал персональным автором для создания афиш к выступлениям великой Сары Бернар. «Дама с камелиями», «Медея», «Самаритянка», «Тоска», «Гамлет», плакаты к гастрольным турам, а кроме того эскизы к декорациям, костюмам, вплоть до украшений самой актрисы. 

myha5

Одной из отличительных особенностей работ Мухи стало обильное использование арочных фонов и символических элементов в нижней части изображения, оформление в виде декоративной мозаики и различных орнаментов, извилистых форм и особенно необычных цветов – орхидей и ирисов. Историк искусства Джен Томпсон отмечала: «Цветы у Альфонса Мухи – естественное дополнение к женской красоте, а также символ Женщины как богини природы». Даже оформлению шрифтов автор уделял внимание, считая их важной частью будущего произведения (к примеру, шрифт «Самаритянки» стилизован под написание букв иврита).

Стиль Мухи молниеносно полюбился зрителю (большинство его плакатов не успевали провисеть на улицах и дня – срезали почитатели его таланта), он стал эталоном нарождающегося ар-нуво. 

myha6